Ta russisk. Russisk.no med etMETODIUS da.

bloggen

«Курс на Россию» 2016: Воронеж. Часть 5

2016-08-15 21:43

28-е июня. О занятиях.

28-го июня я начала проводить утренние занятия, как я это обычно делаю во всех наших поездках.

Первое, с 08.00 до 09.00, было с Марианне. С ней я запланировала заниматься одной из вечных тем РКИ: глаголами движения. Это тема вечная, в частности, потому, что методически она распадается на много частей. Преподаватели, сталкиваясь с трудностями там, где не предполагали, вынуждены прибегать к метафорическим объяснениям, которые часто если и не вступают в противоречие с примерами, то вносят путаницу в учащиеся головы. И далеко не глупые студенты долго, если не всегда, ничтоже сумняшеся, говорят, что они начали идти в церковь или ещё куда-нибудь, имея в виду, что они начали туда ходить, т.е. посещать.

В Москве до поездки я купила книжку «Все в порядке» Ю.Ю. Тюриной. И предложила Марианне текст «Пешеходы и водители», где обыгрывается набившая оскомину, но не перестающая быть камнем преткновения, оппозиция идти-ездить, как без приставок, так и с ними: шла-подошла-перейти-отойти-ездить-дошла-отошла-едет. Это было неплохое начало учебного плана на воронежский период, но плану не суждено было осуществиться в полной мере по обстоятельствам, от меня не зависящим. Но о них в своем месте.

«Ванька. Современная народная кукольная комедь»

Второе занятие, с 09.00 до 10.00 было в продвинутой группе.

На этот день у меня была припасена пьеса. Я ее собиралась читать в этой группе ещё в Осло, но не сложилось. Выбрала я эту пьесу, во-первых, потому, что это воронежская версия театра Петрушки. Предполагаю, что ныне живущие знакомы с ним по одноименному балету И. Стравинского. В Норвегии, правда, есть кукольный театр «Петрушка», основанный в Трондхейме в 1978 году Татьяной Зайцевой (по-норвежски её пишут через «о», но как-то у меня рука не поднимается писать Зайцова – может и зря? — фамилии, они разные бывают), но у них, насколько я могу судить, не посмотрев ни одного их спектакля, а только афиши, репертуар другой. Например, они ставили Агату Кристи. Пьеса полна словечек и выражений, которые давали возможность почувствовать народную речь: «сычас,«полечка-машечка-канашечка», «куды ни шло, ни ехало!», «ну коли так», «теперича», « теперич», «помер», «тута», «не кажи» (не говори), «будет», «дизиртёр». Второй причиной, побудившей меня предложить эту пьесу, было то, что на масленицу в 2013 г. я ставила «Блоху» Замятина, пьесу-балаган, написанную в стиле театра Петрушки. И Уле, и Эммануэль и Кнут там играли. Была ещё и третья причина: весь текст умещался на трёх страницах.

Чтобы написать эту часть, я стала перечитывать пьесу и обнаружила ранее ускользнувшее от меня: эта «современная комедь» – скетч на злобу дня. Объяснюсь чуть ниже. А сейчас немного подробнее о самой пьесе.

«Комедь» эта записана была в 1924 году от трех воронежских кукольников и опубликована в «Воронежской литературной беседе» в 1925 г.

Персонажей в пьесе 8 и ещё один. Восемь — это титульный Ванька, Милиционер, Ванькина невеста (без имени), Цыган, Доктор, Красноармеец, Черт и пес Барбос. Ещё один – Ответчик. Он потому «ещё один», что в списке действующих лиц не значится, но без него ничто не приходит в действие. Роль его точно такая же, как у шпрехшталмейстера, или говоря по-русски, инспектора манежа в цирке. По отношению к Ваньке Ответчик больше Вопрошальщик, чем Ответчик. Но вот по отношению к публике Ответчик точно Ответчик – он «отвечает» за появление персонажей на сцене, за объяснения мотивации их действий и даже за реквизит. После представления именно Ответчик обходит с фуражкой зрителей.

Пьесу можно охарактеризовать как цирковое представление, состоящее только из клоунских реприз. Эти репризы — шесть сцен, сюжетно друг с другом не связанных. Связывают их Ванька (клоун) и Ответчик (инспектор манежа). Сцены вполне традиционны для театра Петрушки: танец с Невестой, покупка лошади у Цыгана, сцена с Доктором, с Чертом и Барбосом. Но «комедь» современная, и реалии в ней актуальные для начала 1920-х годов: Красноармеец вместо солдата, Милиционер вместо Городового. Ванька обращается и Милиционеру: «товарищ». Армия называлась уже не русской и ещё не советской, но Красной. Первая мировая война переросла в то, что в книжках по истории называется гражданской, народу надоело воевать не знамо за что, дезертирство было массовым, дезертиров искали и возвращали в строй или карали. Красноармеец в нашей комедии именно так и трактует Ваньку – «дезертёр». И командует взять ружье и стать «во хрунт» — не то трибунал. Полиция стала милицией, городовые упразднены.

Мотивация появления главного героя и начала представления – возвращение Ваньки из Берлина с целью жениться. В Германии невест «нетути». (Тема не потеряла своей актуальности. Недавно мне один русский молодой человек рассказал, что он, прожив много лет во Франции, не нашел себе там невесты. Теперь он бросает хорошую работу и возвращается, чтобы жениться). Возвращается Ванька не в Россию – Российскую Империю, а в СССР (значит, наш вариант пьесы появился не ранее декабря 1922 года, когда СССР был образован). Появляясь на сцене, Ванька приветствует публику так: «Поздравляю всех вас с праздником, с советским, а не кадетским».

Ванькина невеста – попова дочь. И приданое её «пять пудов картох, бутылка водки да хвост селёдки». В 1924 году попову дочь ещё можно было взять в жёны без риска для служебной карьеры. Но в приданое за ней попам уже нечего было давать, кроме картошки да хвоста селедки.

Ответчик хочет видеть невесту, Ванька ее приводит, танцует с ней. Музыканту сулит чаевые, чтоб хорошо играл. А когда Музыкант, закончив игру, хочет получить их, Ванька уходит, бросая «я тебе вексель вышлю по радио».

В сцене с Цыганом и лошадью Цыган хочет задаток. Ванька действует просто, как продразверстка: берет дубину, убивает Цыгана и резюмирует: «Теперича я купил коня». Ответчик зовет доктора к мертвому Цыгану. Приходит Доктор, который рекомендует себя так: «Я доктор, лекарь, немецкий аптекарь. Зубы вставляю и вырываю, людей на тот свет отправляю.» Доктор спрашивает Цыгана, где болит. Ответчик отвечает за Цыгана. Ванька берет дубину и убивает Доктора – в качестве платы за работу. Без причин и обоснований: до кучи.

Ответчик объявляет милицию и следственную комиссию. Появляется Милиционер, указывает на трупы и спрашивает, что это. Ванька делает попытку подкупа свидетеля-Ответчика, обещая ему дать 10 червонцев по золотому курсу. В первые послереволюционные годы в стране была страшная инфляция и разнообразные денежные единицы в ходу: керенки, совзнаки, царские ценные бумаги. В 1922 г. была проведена первая деноминация, а также было принято решение обеспечить деньги золотом. Обеспеченные золотом денежные единицы назывались червонцами (от червоный – красный, как красное золото). Не дожидаясь милиционерского суда, Ванька, не мудрствуя лукаво, берет — что? Правильно: дубину. И убивает Милиционера. С гражданским судом покончено. С военным было поступлено также: Красноармеец думает, что Ванька дезертир и хочет его в армию забрать, даёт ему ружьё; Ванька сначала кривляется, потом берет и закалывает Красноармейца.

Ответчик отказывается быть Ванькным соучастником и идти с ним хоронить трупы. Ваньке это не помеха, он говорит, что хоронить можно хоть с чертом. Черт тут же является и в самом деле помогает унести убитого Красноармейца.

Барбос хватает Ваньку. Ванька просит хоть душу отпустить на покаяние. И на это получает реплику Ответчика, которая прямо отсылает к всенародно обсуждаемому в то время «покаянию» Владимира Красницкого: «Это не по моде, Ванюша, каяться. А тебе, впрочем, надо, ты ведь в Живетской церкви ктитором состоишь.»

Каяться не по моде потому, что в 1917 году большевики декретом отделили Церковь от государства. Живетская церковь – это Живая церковь, одна из ветвей обновленчества. Ее основатель («ктитор») Владимир Красницкий открыто сотрудничал с Главным Политическим Управлением, будучи священником православной церкви. Живая церковь – это тот клин, с помощью которого большевики раскололи Русскую Православную церковь, чтобы легче было её разгромить чуть позже. План Ленина-Троцкого был такой: использовать существующие в духовной среде искания и течения, найти священников, готовых сотрудничать с советской властью, столкнуть их друг с другом, использовать провокации, чтобы все — и обновленцы, и традиционалисты— выглядели предателями в глазах паствы. С помощью прямого шантажа одних заставляли идти на уступки, других на сотрудничество. Непокорных расстреливали или ссылали. В этой борьбе все средства были хороши. Не гнушались в газетах желаемое выдавать за действительное, трактовать неудавшиеся попытки как удавшиеся и т.д. и т.п. (С тех пор доверие к газетам у русского народа как рукой сняло).

Первая часть плана – дискредитация – осуществлялась с 1917 по 1924 годы. Она достигла апогея в 1921-22 годах, когда в южных частях страны – в Поволжье и на Украине свирепствовал голод. Избранный в 1917 году Поместным собором Русской Православной Церкви патриарх Тихон (в РПЦ патриарха не было с 1721 года, когда Петр Первый учредил Священный Синд и упразднил патриаршество) организовал Комитет помощи голодающим и обратился с «Воззванием о помощи голодающим» к народам вселенной: «Помогите! Помогите стране, помогавшей всегда другим! Помогите стране, кормившей многих и ныне умирающей от голода.»

Патриарх призвал церковноприходские советы жертвовать драгоценные церковные украшения, если только они не имеют богослужебного употребления. Обновленцы ухватились за слова: «если не имеют богослужебного употребления» и на этом основании обвинили патриарха в призыве укрывать церковные ценности и в саботаже кампании помощи голодающим. Патриарха арестовали. Живоцерковники созвали в Москве «Всероссийский съезд белого духовенства» (белого – т.е. женатого) и назвали его Вторым Поместным собором после Первого, на котором был избран патриарх. Объявили патриарха низложенным и создали Высшее Церковное Управление (ВЦУ). Председателем ВЦУ был Владимир Красницкий. Причт московского храма Христа Спасителя не без его содействия был сослан, он переехал из Петрограда в Москву, стал настоятелем в этом храме, издавал журнал «Живая церковь» с указами ВЦУ.

В среде обновленцев начались нестроения. Красницкого вывели из состава ВЦУ. Когда патриарх был освобожден из-под ареста, он призвал обновленцев покаяться и вернуться в лоно матери-Церкви. Тут Красницкий был использован ГПУ для очередной провокации. Он выдвинул условия, при которых согласен был каяться: 1) чтобы его приняли обратно в лоно РПЦ в сане протопресвитера – сане, который он получил в Живой церкви; 2) чтобы создали объединенный орган правления, состоящий из ВЦУ и Священного Синода, и чтобы он был в ВЦУ заместителем председателя. Такое покаяние покаянием в конце концов признано не было.

Вот на это самое «покаяние» и намекал Ответчик в своей реплике.

ЗАН

---

Innspill

Commenting is closed for this article.