Ta russisk. Russisk.no med etMETODIUS da.

bloggen

«Курс на Россию» 2016. Последний пост о Краснолипье. Часть 14

2016-11-10 13:51

Застольная беседа в доме у Татьяны Васильевны продолжалась каких-нибудь часа два, а материала она дала так много, что я вот пишу второй пост. В коротеньких рассказах Татьяны Васильевны открылась мне жизнь моего современника, русского, как и я, но жизнь мне малознакомая, если не сказать незнакомая вовсе.

Я позволила себе скомпоновать рассказы Татьяны Васильевны в более менее тематичекси-хронологическом порядке, хотя хронология получилась не очень последовательная, и прокомментировать некоторые места. Пришлось почитать некоторые документы. Многое я узнала на сайте администрации села Краснолипья. Всё, что говорит Татьяна Васильевна, я выделила курсивом. Цитаты с сайта администрации отдельными абзацами.

Вали кулём – потом разберём

Село Краснолипье, где живет Татьяна Васильевна, заселялось-застраивалось по принципу «вали кулём – потом разберём»: без генерального плана или на худой конец вблизи какого-никакого структурирующего объекта – вдоль речки, например. В Краснолипье речек нет. Осадки уходят под землю, оставляя на виду только пруды и ручьи, да ещё наполняя ту лужу, которая явно соперничает с описанной Гоголем (и дочка, и внучка Татьяны Васильевны купались там с промежутком в несколько лет). Вода трудится под землей, прокладывая себе дорогу в протекающий восточнее Краснолипья Дон, чтобы, слившись с его водами, выйти к Азовскому морю. Это подземное движение вспучивает поверхность, распарывает её, образуя овраги и балки и клоня ландшфт к Дону.

Каких-нибудь 350-400 лет назад тут было Дикое поле, по которому передвигались разные кочевые племена. Начавшее набирать силу Московское государство укрепляло свои южные границы крестьянами, которые одновременно несли пограничную службу. Государевой платой им была та земля, что они находили для своих домов и хозяйств. Тут же, при доме, выращивали всё, нужное для пропитания и изготовления одежды. Так осваивали ничейные земли русские колонисты, культивируя их и расширяя своё государство на юг и восток.

Дошла очередь и до места с красивыми липами, и стали тут селиться, как Бог на душу положит, — вдоль балок и оврагов: «кулём».

Мы по подворью

Опознавательным знаком служило имя первостроителя, владельца подворья – дома с хозяйственными пристройками и земельным участком. Как помещик давал свое имя своему поместью, так однодворец своё – своему подворью. (Всем известное Шереметьево по сю пору носит имя давно почившего графа Шереметьева, например.) Имя-название пускало корни и прорастало в поколениях. И сейчас, когда в селе есть улицы и площади, обычай этот жив на диво приезжим. Игорь Игоревич при встрече сразу рассказал мне об этой особенности.

Татьяна Васильевна живёт на улице, у которой есть название, в доме, у которого есть номер. Есть у неё и фамилия.

А ещё она Матюнина подворья:

Мы по подворью. А по подворью – это не фамилия. … Моё родительское – Матюнина. … Был дед какой-то Матюха, как его. Ну Матюха и Матюха звали.

Коренной житель Краснолипья

Так Игорь Игоревич представил нам Татьяну Васильевну. Не только она сама, но её родители и бабушки и дедушки краснолипенские. По крайней мере с материнской стороны. А с отцовской она не знает. Татьяна Васильевна родилась в 1957. Отец и мать расстались, когда ей было полгода:

Он ушёл. Или она ушла. Ну вобшем у него другая женщина. Увидела только в 18 лет. Хотя он и здесь жил, и я здесь жила, в одном селе.

Ро́дная и крёстная

Татьяну и её брата Николая воспитывала мать, а помогала ей в этом деле родная сестра матери:

Отца не было, а мама и её старшая сестра жила. И мы не звали «мама». У нас слова «ма» не было. У нас было «ро́дная» и «крёстная». Потому что тётей я не могла её назвать. Потому что она была нам ну как отец, потому что она нас выхаживала, она деньги все как бы в общий котел. И вот мы звали «ро́дная», «крёстная»…. она замуж не выходила, она всю жизнь жила с мамой.

Мама Татьяны Васильевны того поколения, которое в детстве пережило войну, а в школьные годы послевоенную разруху. После ухода немцев занятия в школе восстановили, да только маме Татьяны Васильевны до школы было не дойти — не было одежды:

Мама полкласса кончила. Да, она знает только алфавит. Да, тада не в чем ходить было. Школа-то была, одеть не во что.

Мама у Татьяны Васильевны была дояркой, выдаивала по 30 коров в день. А подоив, не домой отдыхать она шла, а полоть свёклу, чтобы получить за работу зарплату – не деньги, но зерно и сахар.

Шесть гектар свеклы, пололи. Пололи, за неделю – за две они их выпалывали, это вот по жаре. Сахар давали, зерно.

Колхоз

Колхоз – коллективное хозяйство. Всё, что наработали его участники, – общее. И это общее правление распределяло между участниками, как правительство из собранных налогов распределяет средства по разным постам. У колхозного правления регулирующие распределение правила были в состоянии становления и постоянно менялись. Отношение партии и правительства СССР к колхозам было в разные годы разным, часто противоречивым, и такими же были и постановления, регулирующие колхозную жизнь.

Когда мама Татьяны Васильевны была в силе и работала в колхозе, колхозникам начисляли проценты от общей прибыли. Проценты же высчитывали на основании количества трудодней, т.е. от количества отработанных на колхоз дней в году.

давали проценты – это солому давали на каждый двор там по машине – проценты.

При Хрущеве – на его время пришлось детство Татьяны Васильевны – к личному подсобному хозяйству колхозников советская власть относилась неодобрительно, смотрела на него как на частную собственность, с которой надо бороться. Но, борясь, терпели, потому как личное хозяйство — источник выживания крестьян.

… у каждого корова, сено было очень мало, потому что всё в колхоз, всё выкашивал. Где уже самый крутой оврах, яр, рынок называют, вот там, там немножко, корова родит или отелится, поддержать её, а то всё солома. Солома, солома, солома.

А раньше село было большое

На 1900 год было 5038 человек жителей….По состоянию на 01.01.2015 года зарегистрировано … 1598 человек.

было 4 колхоза: «Нива», «Заря», «Куйбышев» и «Восток».

Нива и Восток – названия двух церковных приходов, которые были в Краснолипье до революции. Когда стали создавать колхозы, названия сохранили, прибавив к ним прилагательное «красный». В 1935 году было четыре колхоза: «Красный восток», «Красная заря», «Колхоз им Куйбышева», «Красная нива».

Может, оттого сохранили ниву и восток, что священники этих приходов были с народом всегда и во всем:

В кулачки бились приход на приход, т.е. Нива и Восток. Кулачки проводились около лавок, каждую сторону возглавлял священник.

В 1954 году остался один колхоз им. Куйбышева. Даже прилагательное «красный» не спасло ниву с востоком.

У нас был колхоз-миллионер

Колхоз-миллионер – это колхоз, который давал государству ежегодно миллион рублей (или больше) прибыли.

Вот на школи доска Крюкова Василь Яковлича. … Он никого не выпускал прежде чем .. Пусть ты даже с золотой медалью школу закончил, но до́лжен год отработать в колхози. Всё. Это был закон, у него все дети отрабатывали. Две дочки доили. Вот….Подойте вот, тогда п[о]жалуста – в институт, университет, куда хотите.

С1958 по 1984 председателем колхоза был Крюков. И не только председателем, но и депутатом Верховного Совета СССР, куда его избирали два раза: в 1974 и в 1979. Миллионером колхоз стал при нем, строгом председателе.

Школа

Мы учились в две смены, нас 900 человек было. Каждого класса школьников. … каждого класса по три класса: а, б, в. Вот нас восьмой было 28… Мы в две смены ходили.

ну теперь ее сносить будут, старую вот эту двухэтажную. Она аварийнъя, ее будут рушить, вот так.

Аварийной школе 36-38 лет.

Храм, иконы

У нас была церковь, я рассказывала, вот где стадион. … я ее не помню саму церьковь, но помню, как ее взрывали.

Крестили, я крещеная, и дети все крещеные. … Я не знаю, я вот у маме не спросила. Крестили или в этой, или в Новосолдатке, может. Новосолдатку я немножко помню. Мы ходили святить и с мамой пасху. Так через ручей и мы в Новосолдатку по лесу ходили.

Существовавший ранее в селе храм Вознесения Господня с приделом во имя бессребреников и чудотворцев Космы и Дамиана в 1932 году был закрыт. Здание использовалось под склад и мастерские. В 1966 году храм был взорван.

А вот говорили, что она из красного кирпича. Потом … думали церковь строить, но уже построили стадион

Атеисты

Ну тогда же были как атеисты Бога. … а атеисты были, вот братова жена, она была коммунисткой даже.

И были советские атеисты иконоборцами.

Ты живешь со свекровью? Да, живу. Чё бы икон у хати не было. А у маме были в зале, … вот так вот в этот святой угол, заходишь вот туда, в святой угол, везде были иконы. … Сноха пришла и сказала «снимай» … Они набо́жны были, как это — снимай? Так она не сняла иконы

Место не паспортизировано

В 1917 большевистское правительство отменило паспорта. Ленин ещё в 1903 обвинял царское правительство в том, что оно привязывает крестьянина к месту своей паспортной системой, лишая его свободы передвижения. Сказано – сделано. И настала свобода. Но счастью мешала неразбериха.

В 1932 паспортная система была возвращена. Всем достигшим 16 лет полагался паспорт. Всем, кроме сельских граждан. Потом стали отдельными постановлениями вводить паспорта и для них, но не для всех сразу, а для отдельных областей. В результате появились паспортизованные и непаспортизованные места. Краснолипье оказалось в числе последних.

Тогда трудно очень было. Тогда из колхоза не уедешь. У нас место было не паспортизировано.

Уехать можно было, если председатель колхоза давал на то разрешение.

Кораблино.

Ну вот я уезжала с восьми классов, свидетельство о рождении. … И всё. Больше у меня ничего не было. … Рязанская область, я уехала в Кораблино, там комбинат текстильный шёлковых тканей был. … Да, нас взяли…. Мы были на полном гособеспечении. Общежитие, трехразовое питание, обмундирование, постельные принадлежности. … Пусть оно как? немодное, оно пальто такое как шинэль и ватное подстёжка, это вот ватин отстегаешь, ватник, – оно осеннее. К зиме это сапоги войлочные, резиновые – все это давали до нижнего белья, все это нам выдавали. … В общежитии. … год мы отучились, а потом 3 года отрабатывали….

Отцы и дети

Татьяна Васильевна в школе хотела постричься, как это было модно среди девочек. И вот что из этого вышло:

Вот я ревела постриги-постриги-постриги. … И вот я до того плакала у мами… Такая деревянная зеркальце, … она деревянная… Залезла на потолок у нас в сарай, воткнула ее … Она пришла, мать, начала стираться ф карыти, полотенце выжмала – и меня этим мокрым … потом говорит: «Иди, я хоть подравняю трошки, тебе как собаки шшипали»

Уже молодой девушкой, приехав домой из Кораблино, Татьяна Васильевна прошлась по родному селу в брюках. Старшее поколение не одобрило мужскую одежду на девушке и высказало свои претензии матери Татьяны Васильевны.

В Кораблино я была, но там так… ну пусть районный город, вот, сколько там, на комбинате 5 тысяч человек было рабочая сила и плюс — довольно-таки больше нашего района. … И тогда там же мы сшили эти брюки. … Приехала, …, тогда пошли эти брюки — клёш. Шили, тогда ателье были, шили это рубашку-сорочку на мужской лад, вот так отворачивали, жилет, и здесь со шнуровкой. Ну и пошли. Брат с Ленинграда приехал, он ровесник мой, ну идём под ручку. … Идут звено: мама и человек пять с вилами. Наутро … она посадила мене и говорит: «Там хоть теляшом ходи, а суды штоб у платьи приязжала. Бабы все глаза вызвездили».

И короткая юбка только что вышедшей замуж молодой Татьяны Васильевны тоже вызвала замечания.

Ну мы … прожили там неделю … и пошли к маме, к теще в гости. А тогда в семидисятыи, в начале восьмидесятыих короткая эта… ну да, модно это все дальше некуда. Вот: «Хвате носить короткое, ня девка уже – баба»

Татьяна Васильевна замечания слушала, а сама поступала, как ей самой больше нравилось. На мой вопрос, послушалась ли она запрета, она ответила: «Ну конечно, щас!»

Мода молодых носить джинсы с прорезями на коленках вызывает у мамы Татьяны Васильевны смех и желание помочь деньгами:

Моя племянница – эти джинсы, вот так все рватые, а она зашла: «Баб, привет!» «Унучушка (нараспев), ды де ш тебе рвали, ды Таньке, дъ дай ей хоть тыщу, хай она купе штаны, да чё ш они всё худыя!»

Любовь

Несмотря на строгие нравы в родном селе, вернулась Татьяна Васильевна из Кораблино домой.

Ну а потом, что заставило вернуться, одним словом – любовь…. Да, он местный, супруг местный. …. А я же сюда приезжала, домой. А они с моим братом очень хорошо дружили. Почему дружили – они в колхози работали, … солярку – горючее подвозили на бензовозе. Трактора, машины. Тогда же легковые машины очень мало ездили, тагда в основном бензовозы, самъсвалы и бортовые. … Он.. я с 57-го, он с 50-го, шесть с половиной лет разница, семь лет как его нет.

Свадьба

Татьяна Васильевна, как человек своего времени, не венчалась в церкви. В 1977 году СССР был страной победившего атеизма.

Татьяна Васильевна расписывалась в ЗАГСе и отмечала свою свадьбу в клубе. Она нам показывала фото и объясняла:

Я не венчалась. В клуби. Я вам покажу. Это вот я, это супруг мой. А это вот, ну она вот плохо видно, вот наша свадьба. Вот это свекрови, а вот он супруг мой. Вот я, наклонилась, хлеб-соль принимаю. Это вот запись в книге мы расписывались, это я наклонилась. … Это парторг наш Николай Иваныч, он живой еще. Вот это он нам свидетельство о браке и вручал…. Но меня за фатой не видно, потому что фотографии такие. Он был супруг как будулай…. У нас были граненые стаканы, вот эти чайные, двестиписсятграмовые, … их наливали … до рубца. Съмагон, съмагон гнали и гнали ещё хороший такой с сахара. А то ишо гнали бурашный, из сахарной свеклы… вот ну как .. практически чистый, так, но у него запах, свеклой отдавал запах, запах свеклы

Традиции соблюдали.

Когда я замуж выходила, меня супруг, муж, забирал…, как они должны по обычаю: невесту должны забирать из родительского дома. … Привёз он домой, у порога шубу, тулуп разослали, меня поставили, чтоб богатство была свякрови, и говорит: «Бяри, няси жану у хату на руках». Занёс он мене. Там сидять человек шесть … лет под 70 бабки, корчажка, ну крынка, кувшин глиняный, там табак, какой курили, и скалка. И двое вот, две женщины вот так толкуть его – табак труть, но песни грали те, какие по обычаю вот, к свадьбе. … Нет, ишшо́ толкуть, потом мне какую-то там частушки проиграють — и эту разбивают крынку и пляшуть. Потом, на второй день, мы играем у жениха, там у нас идет уже калинка… Наливают стаканы, говорят, и он и калину туды. Калину доставать — пьёшь весь. … Пей, пей до дна! Не оставляли так вот чтоб пивнул и опять поставить, граненый ну он до рубцов наливали всегда. Ну тагда крепче были. Конечно…. 40 чашек холодцу у свекрови, кабана увсего … у холодец … уходовкали. Вот такие чашки, деревянные ложки, жалезных тогда еще мало было. Квас. Опять все чашки общие, тарелок не было. Ну тарелки были, но я имею в виду не под каждого. Тарелок очень были, в основном алюминиевые чашки, политые вот эти вот.

В городе у всех были фарфоровые сервизы и керамические чашки-тарелки на каждый день. А в селе, по словам Татьяны Васильевны, были только эмалированные тарелки, и те не для каждого сидящего за столом. Моя норвежская свекровь рассказывала, что в Гюдбрандсдале на сетере она видела, как ели из общего котла. Примерно в это же время.

Гуляли неделю.

Кисель у них застыне, холодец эт побольше, его поломають и вот. И усе. Каждому ложка, а шоб каждому персонально такого не было. Вот. И были тарелки, но не стоко там, они в основном были как щас большие, раньше общепитовские… чего-то, да и то редко, были и железные, алюминиемвые тарелки, вот они тарелки. Ну с почти 40 лет как я замуж вышла 77 год, да, в 77. … Ну и потом на третий день скоко там, мои ро́дная, крёстная, свекровь, человек 10 пошли опять к моим. На четвёртый день теперь мои гости суды пошли. Так на няделю. Пячёнка. Нынче у свахи печёнка. Человек 10 собираемся. Брат, сват, ну в ро́дной, пошли печёнку, кабана́ съели.

Свекровь

Свекровь вот. Свекровь семь классов кончила. По тем временам это почти институт. Она грамотная была.

Тогда очень позорно было уходить от свекрови. Тогда нужно было жить …. Если отделялись … кричали, что равносильно покойнику. Даже вот я, прожив 6 лет со свекровью, мы отделялись в этот дом, они кричали в полном смысле … по покойнику. И мама так брата, она уж лет 15 прожили.

h2 Дети

У Татьяны Васильевны трое детей: две девочки и мальчик. Все уже взрослые, с высшим образованием. Девочки замужем, у них у самих дети. Старшая Наташа.

Наташа это технологическую академию среднетехнический факультет там пищевик-технолог

Наташину свадьбу справляли в краснолипьевской школе. Но уже не неделю, а два дня. Наташа живет в Краснолипье, работает в магазине. Помогает матери, у неё хозяйство. У Татьяны Васильевны раньше тоже было хозяйство:

Две каровы, два тилёнка, четыре парасёнка, двадцъть курей, двадцъть уток, трое дитей и муш.

А теперь Наташина очередь заниматься огородом и живностью. Не Наташины ли утки нашли себе тенёчек под машиной?

я считаюсь старая, не держу, потому что я одна, а вот дочка держит, кто помоложе, поросят держат, коров молодёжь нача́ли покупать. Быков держут, вот соседка они помоложе, ну дети мои по возрасту. Они двух бычков держат, коровку, поросяток. …. Да, это держут, подсобное хозяйство небольшое держут. Дочка рядом, они меня снабжают

Вера, вторая дочка, она ВГУ исторический закончила. Эта тоже была на своем стояла. … Пока хоть 5 лет буду поступать, но только на исторический, так была верна

Сын не женат пока. Работает в Воронеже в рекламе.

училси в педуниверситети и специфика футболист. … Да. Курс футбол. Ну все. Тогда был с пятого класса, как я ни билась, как я ни колотилася. Нет, мам, ты не понимаешь, я буду по странам ездить, в футбол играть

Внуки.

Первой уже 21-й год, внуку 14-й год, этой вот 11 будет

«Эта вот» – Катя, замечательная девочка. То, что она замечательная, это мы знаем не по рассказам – Катя была всё время с нами.

Старшая внучка

ребенок-инвалид, у нее родовая травма… У нее память очень хорошая. Училась она, 9 кончила, но математика вот именно считать, складывать, отнимать у нее очень трудно.

Ну она с мамой. … Вторую группу ей дали. …Она нерабочая… Ну она отучилась два года это училище Танеева в Воронеже

Екатерина Вторая

В село приезжали с концертами артисты, и не только. Наша Татьяна Васильевна была на концерте с гипнотизёром.

Мене звали Екатериной Второй. Курьёз был. Приехали к нам. Ну, концерт. Сейчас расскажу из жизни, из личной. И был как этот вот это гипнотизёр… Ну под гипноз. Ну кто пойдет? Ну я сдуру и вышла на сцену. А видимо поддалась. Но дело в том, что то, что он говорит, я все это делаю. Вы на палубе  — я машу. Вы в саду собираете яблоки. Я вот так подол. Вы в сапогах, у вас полно воды, а грязь была. Я снимаю сапоги и выливаю воду. Я слышу, как публика смеётся. Зал просто грохочет. А я не могу. … Вы Екатерина Вторая на балу. Муж на уборке был. Естественно, ему донесли. Открывает дверь здесь, говорит: «Ваше Величество, можно зайти?»

Не иметь 100 рублей, а иметь 100 друзей

На прощанье Татьяна Васильевна рассказала нам притчу

Ученик пришел к мудрецу и спрашивает, насколько верна поговорка, что не в деньгах счастье. Мудрец ему отвечает: «Этому есть очень много ответов. Да, деньги в наше время значат все, но за деньги можно купить лекарство, но не здоровье; образование, но не ум; слух, но не друзей; развлечения, но не радость; женщину, но не любовь; постель, но не сон; кров, но не уют.» Так вот. Я придерживаюсь этого мнения, так что лучше не иметь 100 рублей, а иметь 100 друзей

И пусть у Вас будет и то, что лучше, и другое тоже, дорогая Татьяна Васильевна!

ЗАН

Kurs for Russland 2016

---

Innspill

Commenting is closed for this article.