Ta russisk. Russisk.no med etMETODIUS da.

bloggen

«Курс на Россию» 2016. Воронеж - день последний. Часть 15

2016-11-28 18:56

По-шведски

Второе июля. С утра жаркое солнце. После занятий — сначала с Марианне, потом с группой «Кнут-Эммануэль -Уле-Андреас» — пошли исполнять желание Марианне. В магазине, где желание исполнялось, познакомились ещё с одним воронежцем, имевшим отношение к Скандинавии (первым был доктор больницы — доктор знает исландский язык). Им оказался вахтер, дочь которого вышла замуж за шведа и живет в городе с названием, никогда ни мной ни Андресом не слышанном. Андреас сказал, что «звучит по-шведски». Для меня оно по-шведски не звучало. Но тут я вспомнила, как во время оно, прожив год или два в Норвегии, приехала домой. К папе пришел товарищ по работе, и они стали обсуждать историю исчезновения сына одного своего сотрудника и слухи вокруг этого исчезновения. Кажется, сын был моряком и пропал в Бермудском треугольнике. Родители пробовали всё, что могли, чтобы узнать, где он и что с ним, но никакие попытки дела не проясняли. То появлялся слух, что его видели там, то тут. Один из слухов был такой: его видели в Швеции в городе Лулео. Это Лулео сильно меня забавляло, к тому же звучало ну абсолютно не по-шведски! Не может быть такого города в Швеции, сказала я тогда, чувствуя себя авторитетом в скандинавских названиях. Но он есть, этот город Лулео! Моя самоуверенность в тот день была поколеблена. В воронежском магазине я не стала перечить Андреасу.

Stolle

На ланч мы пошли в то самое кафе, где ели пироги в первый день. Было вкусно.

Stolle

Краеведческий музей

Подкрепившись, отправились в краеведческий музей. По дороге я решила уточнить у попавшейся навстречу симпатичной девушки, туда ли мы идем. Девушка сияюще подтвердила: туда. Но не уходила, а пошла рядом и стала задавать мне вопросы о том, где я обычно покупаю еду и довольна ли я своими покупками. Я сказала как есть: покупаю в кафе и в ресторане и в основном довольна. Она тоже была довольна и попросила меня заполнить анкету. Её не смутил мой домашний адрес в гостинице «Азимут». Я только надеюсь, что ее работодатели зачли ей потраченное на меня время.

Музей оказался большим кирпичным зданием первых лет 20-го века с мраморными лестницами в стиле эклектики – как дворец Белосельских-Белозерских на Невском проспекте в Петербурге. Когда служительница музея нам сообщила, что до революции это была школа для слепых детей, Кнут задался вопросом: «А зачем им мрамор?» Музей – одно из немногих в городе, избежавшее прямого попадания бомб во время войны, здание. Пахло не то мышами, не то старыми вещами. Было душно.

Стерлядь

Мы осмотрели все этажи, ознакомились с чучелами животных и картинками рыб. Нашли даже картинку с описанием стерляди – эту рыбу мы ели в ресторане. Она, оказывается, занесена в «Красную книгу».

Стерлядь

Карта 16-го века

Было много карт. На одной из них — «Русское государство и Крымское ханство в первой половине XVI века» — я ясно увидела, почему Галковский может говорить о татарских предках поляков: Великое Княжество Литовское и Крымское ханство имели общую границу. А там, где сходятся Литва и Крымское ханство с Русским государством, сидела Сечь. Вот отчего так легко было казакам устраивать тендеры на свои услуги и выбирать лучшее и выгоднейшее предложение, от кого бы оно не поступило: от татар, ляхов или русских:

Карта 16 в.

На востоке границы нет. Там Дикое поле. Оно ничье. Даже с колбасой Большой Ногайской Орды, упёршейся в берег Хвалынского моря (Каспия) слева от устья Волги, и с Астраханским ханством, размазавшимся по обоим волжским берегам. Границы последнего — граница владений гоголевского Ноздрева («все, что ни видишь по эту сторону, все это мое, и даже по ту сторону … тоже мое»). На карте современные названия. А ведь во времена Ивана Грозного Азовское море звалось Сурожским, как митрополит РПЦ в Лондоне, а Черное – Русским. Но создатели карты, видимо, заботились о нас, современных посетителях музея, и написали, как нам понятнее.

Крюйс

В одном из залов попался портрет Крюйса. Уле и Крюйс земляки — родной город Крюйса Ставангер. Уле рассказал, что настоящая фамилия Крюйса – Ульсен (Olsen), а это так же экзотично, как Иванов или Петров. И кем он только ни побывал, этот Ульсен, закончивший дни свои Корнелием Ивановичем Крюйсом в Петербурге! Был он и пиратом, и работорговцем, и капитаном дальнего плавания — аж до Кубы доплывал. В Нидерландах, где Крюйс служил в Адмиралтействе, нашел его Петр Первый, позвал в Россию и сделал адмиралом. Воронеж был первым местом службы адмирала делу Петра. Крюйсу принадлежат черновые эскизы первого русского линейного корабля «Гото Предестинация» («Божье Провидение»), который восстановлен в 2014 году и который мы осмотрели до поездки в Краснолипье.

Крюйс

Бабы половецкие

Во дворе музея оказались половецкие каменные бабы – свидетельницы присутствия половцев, с которыми то дружил, то враждовал князь Игорь Святославич, герой «Слова о полку Игореве» и оперы Бородина «Князь Игорь». Только вряд ли эти бабы танцевали половецкие пляски: у них были задачи не развлекать гостей зажигательными ритмами своей странной хореографии, а принимать жертвы и молитвы от путников. Стояли они высоко на курганах, перед ними останавливались и просили их помочь в трудном деле. И пусть не введет вас, мои милые читатели, в заблуждение слово «баба». Одна из «баб» – мужик. На моей айфоновой фотке это не очень понятно, но верьте моему слову: на голове «бабы» справа шлем – боевой символ мужчины.

Бабы

Скверик

Кнут и Андреас пошли в гостиницу отдыхать, а Эммануэль никак не мог расстаться с музеем, и у меня оказался свободный час (мы договорились позже встретиться в храме Благовещения). Я решила сходить в галерею, где уже побывали Андреас и Эммануэль. Проходя по скверу вдоль Революционного проспекта, почувствовала себя 14-летней школьницей: такие же скамеечки вдоль дорожек, на них сидят почти так же одетые молодые и немолодые люди, как в моем севастопольском отрочестве. Мне тоже захотелось посидеть с ними, но я себе этого не позволила. А зря, потому что время, как оказалось, у меня было. Когда я наконец дошла до галереи, выяснилось, что выставка закрыта из-за жары. Пришлось мне удовлетвориться покупкой альбома.

Художница Елена Андреевна Киселева

Эммануэль мне рассказал, что в галерее есть работы художницы Киселевой, которая очень известна во Франции, добавив, что его тёти-художницы работают в ее стиле. Мне Киселева была совсем не известна. В галерею я не попала. Моё знакомство с творчеством Елены Андреевны началось с обложки купленного мной альбома: с «Портрета Маруси»:

Маруся

В моём альбоме всего 6 ее картин. Из 40 хранящихся в запасниках музея. Почти все они – дар самой художницы музею. Но не было бы никакого дара, если б в 1960-е годы сотрудница музея Маргарита Лунева случайно не обнаружила в письме Репина упоминание о Киселевой.

Google – наше всё сегодня, и вот что это всё мне открыло. Киселева была дочерью математика из Воронежа и женой математика из Житомира. Ее отец – автор того знаменитого учебника по геометрии, по которому учились поколения русских людей. Ее муж – ученый-математик Билимович, профессор Белградского университета в Сербии. Правда, до Белграда им удалось добраться только в 1921 году, а до этого была Одесса, революция, бег из большевистской России. С Билимовичем была долгая жизнь, в которой было много всего, но не было времени творчеству. Оно оказалось в той, кончившейся с революцией жизни, в которой она была сначала ученицей воронежской Мариинской гимназии и школы рисования иконописца Соловьева, потом слушательницей Бестужевских высших курсов в Петербурге и студенткой Императорской Академии Художеств, ученицей Ильи Репина. Она была первой женщиной, которой Академия предоставила командировку заграницу. Заграницей был сначала Париж, потом Италия. «Троицын день» – ее дипломная работа в Академии:

Троицын день

Красный цвет заполонил картину, троицкая зелень молодой травы и берёзок леса чуть видна. Между красными юбками и головными уборами белые рубашки и молодые девичьи лица с румянцем на щеках. Шесть девушек – шесть портретов, шесть характеров. Женский портрет – любимый жанр Киселевой.

Храм

Храм, в котором мы договорились встретиться, – совсем новый, построен в 2009. Там есть мощи святителя Митрофана чудотворца, митрополита Воронежского и может быть единственного духовного лица, дававшего немалые суммы Петру Первому на кораблестроительные прожекты. Храм не просто большой. Он огромный. Построенный в городском саду, он не ограничивается своими стенами, а охватывает собой всё пространство сада.

Кафедральный собор Воронежа

Своей величественностью и своим местоположением в городе он похож на Пантеон и Sacré-Couer в Париже. Я долго поднималась по лестницам, чтобы попасть на вечернюю службу: храмов два в одном, служба была в верхнем. В храме долго искала юбку: на привычном месте у входа не оказалось. В храме есть для этого дела специальный шкаф с дверцами и распорками, на которых висят юбки. И не абы какие, а все стильные, предназначенные для изящных воронежских девушек с тонкими талиями. Еле нашла на свои бедра. Храм оборудован звукоусилителями. Что мне вообще говоря несколько мешало. Но не Андреасу: от пения хора у него мурашки пошли, как он потом рассказал.

Х.Л.А.М.

Когда я планировала поездку, я наткнулась на галерею современного искусства и ночной клуб с интригующим названием Х.Л.А.М. Имеется ли расшифровка букв или это просто возведение обычного хлама в ранг аббревиатуры – я так и не узнала. Между музеем и поездом у нас оставалось часа два, и мы пошли в Х.Л.А.М. Мы были единственными посетителями. Мы сели за длинный стол под навесом так, что просматривался двор с не требующим раскодирования хламом.

ХЛАМ

И вдруг заиграла музыка. Я никогда раньше этой мелодии не слышала, но первые такты проигрыша меня купили с потрохами. За проигрышем последовал голос. Эммануэль и Андреас отлично знали эту песню – они подпевали певице. Подошла девушка и спросила, что мы будем заказывать. Жарко было невыносимо. Мохито и овощи – это было именно то, что нужно.

Зоя, Эммануэль и мохито

Песня кончилась, я не спросила, кто ее пел и как она называлась. Я думала, что, запомнив пару слов, я найду потом в Интернете. Но случилось так, что до августа у меня не было ни секунды для поисков, а когда я вернулась в Осло и решила привести в исполнение свой план, оказалось, что не помню ни полслова.

Эврика!

Но иногда жизнь делает не только подарки, но даже и показывает источники их. В августе Андреас поехал в Томск. Так случилось, что цитата из песни, слышанной мной в первый раз в Х.Л.А.М.е, оказалась кстати в его ситуации и он написал ее на своей странице в FB. И по ней я и нашла песню. И даже видео на YouTube. Но поскольку там, в Х.Л.А.М.е видео не было, я здесь помещаю ссылку без него, просто с заставкой:

Отъезд

Из гостиницы мы на двух такси доехали до вокзала слишком быстро. К поезду не пускали. Народ стоял около решетки, отделяющей перрон от привокзальной площади. Мы стали со всеми. Было не очень ясно, там ли мы стоим. Почему-то никто не входил в здание вокзала. Мне стало несколько подозрительно все это, и я попросила Андреаса сходить на разведку. У него создалось впечатление, что надо пройти через туннель. Мы так и сделали: вошли в вокзал и спустились в туннель. А там посреди длинного туннеля стоял стол, по обе стороны которого были установлены решетки-детекторы. За столом сидело двое мужского рода. Один в форме полицейского, второй просто так. Тот, что в форме, пробовал дирижировать народной массой и подбадривал ее не обходить детекторы. Кто-то даже слушался. Не уверена, что эти детекторы работали. Полицейский уже довольно хорошо принял на грудь. Но держался. Если бы Кнуту не пришло в голову его спросить о пользе детекторов, я бы может и пребывала бы в сомнениях насчет принятого на грудь. Но после диалога сомневаться не приходилось.

Мы вернулись из туннеля и увидели, что поезд наш стоит на первом пути.

У поезда в Воронеже

Мы нашли наш свой вагон

Наш вагон

и поехали в Москву.

ЗАН

Kurs for Russland 2016

---

Innspill

Commenting is closed for this article.