Ta russisk. Russisk.no med etMETODIUS da.

bloggen

Русские блины

62 days ago

Завтра студенты будут печь блины. У нас сложилась в школе традиция: блины по рецепту из книги, которую мама мне подарила, когда я поехала жить в Осло. Книга эта была издана в доинтернетовские времена. Я погуглила, но именно того года издния, что у меня, не нашла.

«Книга о вкусной и здоровой пище», издана в Москве в издательстве «Агропромиздат» в 1987 году, коллектив авторов, главный редактор – академик Покровский А.А.

О блинах на страницах 279-281. Сначала советы общего характера, потом рецепт блинов на опаре, блинов скороспелых и блинов украинских. Мы в школе пользуемся первым — блины на опаре. Выписываю советы и рецепт блинов на опаре. Интересно, что мера весов – не только граммы, но и стаканы и ложки.

БЛИНЫ

Чтобы испечь тонкие румяные и сочные блины, нужно пользоваться сковородами небольшого размера – чугунными или из другого металла, но непременно с толстым дном.
Перед тем как налить тесто на сковороду, необходимо ее хорошо нагреть и смазать маслом, иначе блин подгорит.
Сковороды, не бывшие в употреблении, надо поставить на огонь и нагревать с каким-нибудь жиром в продолжении 10-15 минут, затем слить жир, а сковороду немедленно протереть солью. «первый блин комом» – говорит старая русская пословица. Действительно, первый блин чаще всего получается «комом» – бледный, толстый, неаппетитный. По первым блинам нужно установить, сколько теста следует наливать на сковороду, чтобы блины получались ровными и тонкими.
Нужно следить, чтобы блин не подгорел, для этого надо своевременно его переворачивать.
В русской печи блины одновременно пропекаются и сверху, и снизу.
Для блинов можно брать как пшеничную, так и гречневую муку.
Можно печь блины с различными приправами, например, с мелко нарезанным зеленым луком, рублеными вареными яйцами, с сельдью, нарезанной на маленькие кусочки.
(Замечу, что у Ивана Шмелева это называется «блины с припёками». В школе мы печем без припёков)

БЛИНЫ НА ОПАРЕ

Поставить опару, для чего влить в посуду 2 стакана теплой воды, развести дрожжи, всыпать 500 г муки, тщательно размешать, накрыть и поставить в телое место примерно на 1 час.
Когда опара подойдет, прибавить соль, сахар, яичные желтки, растопленное сливочное или растительное масло (или маргарин), размешать и прибавлять остальную муку, вымешивая тесто до гладкости.
Развести тесто теплым молоком, вливая его постепенно по 1 стакану и каждый раз вымешивая тесто. Посуду с тестом накрыть и поставить в теплое место. Когда тесто поднимется, надо его размешать, чтобы оно осело, снова поставить в теплое место, дать подняться и ещё раз опустить, добавив в тесто сбитые в пену яичные белки.
Начинать печь блины следует тотчас же после подъёма теста. Хорошие блины получаются, если тесто подошло не менее 2-3 раз.
Чтобы получить более сухие блины, тесто нужно готовить наполовину из гречневой муки, опару ставить на пшеничной муке, добавив 1 столовую ложку гречневой. остальную гречневую муку добавить после подъёма опары вместе со сдобой (яйцами, маслом и прочим). Тесто и в этом случае следует разводить теплым молоком.

На 1 кг пшеничной муки — 4-5 стаканов молока, 3 столовых ложки масла, 2 яйца, 2 столовых ложки сахара, 1,5 чайной ложки соли, 40 грамм дрожжей.

ЗАН

---

Спектакль к масленице 2017

95 days ago

«Багровый остров» Булгакова – сатирическая комедия, написанная в 1928-29 для Камерного театра Таирова в Москве.

Я решила ее поставить со студентами в этом году на масленицу. Приходится сильно сокращать, и сокращать очень важные места, но альтернатива – выбрать другую пьесу, чего я делать не хочу.

«Багровый остров» — пьеса в пьесе, одна обрамляет другую. Пьеса-рамка о театре и цензуре, это пролог и эпилог. Вторая пьеса – та самая, судьба которой решается в первой. Эта вторая пьеса — аллегория, и аллегория очень точная и острая. В ней речь идёт об Острове в океане, населенном незлобивым и простодушным народом, которому природа дала все для жизни и радости, и которым, благодаря его простодушию, легко манипулировать проходимцам и более искушенным лицам, представляющих более искушенные в политике и экономике нации.

Ниже следует краткое содержание сокращенного мной для масленичного представления варианта языком, насколько более возможно простым.

Пролог

Директор театра ждет автора пьесы. Автора нет уже три дня. Наконец, автор приходит. Директор звонит цензору и просит его приехать. Пьесы никто не читал. Есть суфлёр. Директор раздаёт роли актёрам. Главный актёр в полиции по случаю шума, случившегося в ресторане накануне. Его роль берёт автор.

Акт первый

Остров. Царь острова Сизи-Бузи, белый арап. Он судит двух туземцев. Туземцы должны быть повешены на пальме вниз головой. Они убегают и бросаются в океан. Сизи-Бузи дает провокатору, который заставил их говорить плохо о Сизи-Бузи, должность церемониймейстера. Провокатор – Кири-Куки, тоже белый арап.

На остров приезжают англичане. Сначала они думают, что на острове никого нет, и ставят свой флаг. Но к ним приходят Сизи-Бузи и Кири-Куки и говорят, что они прописаны на острове. Англичане убирают английский флаг и спрашивают, где народ. Сизи-Бузи отвечает, что народ – туземцы, они работают. Англичанин спрашивает, что есть на острове. Сизи-Бузи говорит, что на острове есть кокосы, черепахи, попугаи, маис и жемчуг. Англичанин хочет купить жемчуг. Англичанин говорит, что Сизи-Бузи нужно подписать контракт. Сизи-Бузи учился на курсах по ликвидации безграмотности, но всё забыл. Кири-Куки грамотный. Он подписывает контракт. Кири-Куки просит у англичанина чемодан. Англичанин даёт чемодан Кири-Куки. Англичанин даёт деньги Сизи-Бузи, Кири-Куки берёт деньги и кладёт в чемодан. Англичане плывут обратно в Англию.

Акт второй

Очень темно. Кири-Куки идёт по сцене, у него фонарик, он говорит: «Кто тут есть?» Ликки-Тики, полководец при Сизи-Бузи, отвечает, что тут он, Ликки-Тики. Ликки-Тики и Кири понимают, что вулкан, который спал 300 лет, проснулся, ночью было извержение. Сизи-Бузи жил на вулкане. Теперь Сизи-Бузи нет. Кири-Куки говорит, что нужно выбрать нового царя, а иначе будет очень плохо. Ликки-Тики согласен. Кири-Куки говорит, что новый царь – это он, Кири-Куки. Ликки-Тики не согласен. Кири-Куки говорит, что Ликки-Тики не умный, а он, Кири-Куки умеет читать и писать и поэтому туземцы должны выбрать его, Кири-Куки.

Приходят туземцы. Первая революция. Кири-Куки говорит им, он, Кири-Куки, пострадал от Сизи-Бузи и что он теперь друг туземного народа, что Сизи-Бузи больше нет, что нужно выбрать нового царя. Новый царь должен уметь читать и писать. Туземцы выбирают Кири-Куки. Ликки-Тики просит его простить за службу арапскому царю Сизи-Бузи. Туземцы прощают. Ликки-Тики становится полководцем у Кири-Куки. Кири-Куки объявляет Остров Багровым.

Туземцы ловят жемчуг и дают его Кири-Куки на хранение. Они не хотят давать жемчуг англичанину. Кири-Куки говорит, что им нужно отдать жемчуг англичанину, потому что англичанин заплатил Сизи-Бузи деньги за жемчуг.

Один раз туземцы ловили жемчуг, но поймали тех туземцев, которые бросились в море. Эти два туземца пришли к Кири-Куки и сказали, что Кири-Куки – провокатор, а не друг туземцев. Вторая революция. Кири-Куки, Ликки-Тики и адъютант Тохонга убегают и едут в Англию. У туземцев на острове чума.

Акт третий

Кири-Куки и Ликки-Тики у англичанина, который дал Сизи-Бузи деньги за жемчуг. Кири-Куки рассказал англичанину и его жене, что было извержение вулкана и Сизи-Бузи больше нет, что была революция и туземцы выбрали его, Кири-Куки, но что пришли два нехороших туземца и устроили вторую революцию и что Кири-Куки и Ликки-Тики не смогли больше оставаться на острове. Если англичанин хочет получить свой жемчуг, он должен помочь Кири-Куки взать власть обратно в свои руки.

Англичанин хочет свой жемчуг, но не хочет кормить Кири-Куки и тех, кто с ним. Он посылает Тохонгу работать в каменоломни, а Ликки-Тики в тюрьму. Кири-Куки живёт у англичанина как гость. Жене англичанина нравится Кири-Куки.

У жены англичанина есть служанка Бетси. Кири-Куки хочет соблазнить Бетси. Бетси не любит Кири-Куки. Жена англичанина выгоняет Бетси. Бетси не знает, что ей делать. Тохонга любит Бетси. Бетси любит Тохонгу. Тохонга, Бетси и Ликки-Тики берут всё, что видят, у англичанина, берут катер англичанина и плывут на Остров.

Англичанин и Кири-Куки понимают, что Бетси помогла Тохонге и Ликки-Тики взять все вещи и катер и уплыть на Остров. Англичанин, его жена и Кири-Куки тоже плывут на остров.

Акт четвертый

Туземцы видят катер. На нём они видят женщину. Это Бетси. Ликки-Тики и Тохонга говорят, что они были у англичанина как рабы, теперь они хотят помогать туземцам. Туземцы согласны.

Кири-Куки говорит англичанину, что его жена ему неверна, и неверна с ним, с Кири-Куки. Англичанин потерял честь, он берет револьвер и стреляется. Туземцы не пускают английский корабль на Остров. Туземцы прощают Кири-Куки. У туземцев свобода и демократия. Они кричат: ура!

Эпилог

Цензор запрещает пьесу. Автор рвёт на себе волосы. Директор хочет знать, почему. Цензор говорит: английские матросы тоже должны быть свободны. Автор меняет конец. Теперь английские матросы бросают жену англичанина в море и плывут обратно на Остров. Теперь они и туземцы вместе. Все свободны. Цензор говорит: всё в порядке, пьеса будет идти в этом театре.

ЗАН

---

Год 2016. Некоторые итоги

118 days ago

Ушедший год для меня и для школы был разным. То улыбнётся, то нахмурится.

Лучики света в грустном

28-го февраля забрал у меня маму. И подарил мне новых знакомых, ставших близкими.
В июле забрал маминого двоюродного брата Ивана Павловича Котлярa и познакомил (виртуально) с его сыном.
А 30-го октября унес мамину двоюродную сестру Наталью Павловну Дмитриевскую. И сблизил меня с другой маминой двоюродной сестрой Ольгой Павловной.

В 2016-м пришлось отменять и январскую, и июньскую экзаменационные сессии, потому что наш старый договор с Центром Тестирования МГУ надо было переписывать по новым правилам, а подписание нового договора затянулось. Но в конце года договор был подписан.

Соблюдение школьных традиций

Несмотря на смерть мамы, мы не стали отменять ни наш масленичный школьный спектакль, ни поедание блинов: мама отмены не одобрила бы. Моя версия «Смерти Тарелкина» была сыграна и артисты награждены аплодисментами. Особенно хороши были Андреас в роли Тарелкина-Копылова и Эммануэль в роли его антипода Варравина-Полутатаринова.

Пушкинский день в июне мы отметили чтением стихов и шампанским с клубникой.

В начале июля мы были в Воронеже. Об этой поездке я написала подробный отчет из 16 постов в нашем блоге. Это была большая работа, я писала урывками всю осень в часы и минуты, которые не могу назвать свободными, но в которые я тем не менее себе позволяла заниматься этим.

Клуб «Самовар» провел 15-го сентября заседание, на котором Лейф Халвард рассказал о Воронежском епископе Тихоне Задонском.

Учебная работа

В 2016 году весной у нас были, кроме начинающих, группы уровней А1 (три подгруппы), А2 (две подгруппы) и С4. Осенью у нас появилась группа уровня B2. Продолжалась работа и в экспериментальной группе для подростков.

Велась и научная студенческая работа. Было организовано два диспута. Первый в январе, на котором Уле Юхан Хага рассказал о своей работе над переводом на норвежский моего текста о поездке в Красноярск летом 2015 года. Второй диспут состоялся в июне. Рольф Хобсон рассказал о своей курсовой работе «Приметы времени в рассказе А. Иванова “Орех в шоколаде”». Оба диспута были по-норвежски, но курсовую работу Рольф пишет по-русски.

В течение весеннего семестра я прочла курс лекций о словосочетаниях – продолжение курса осеннего семестра 2015-го года.

В июле два наших студента, Гей Инге Санднес и Анне Грейброккен, были на курсах у наших партнеров в МГУ.

h.1 Новое.

В 2016-м мы поменяли название. Теперь мы называемся Språkskolen russisk.no &Metodius.
В октябре мы издали мою первую книжку из серии «Учите русский» — «Ta russisk nybegynnerkurs». Ту самую, что написана много лет назад и что с тех пор неизменно используется для начинающих в нашей школе.

И наконец, на встречу Нового, 2017-го года, мы пригласили в школу наших студентов, их родных и знакомых. И было нас 17 человек.

ЗАН

---

«Курс на Россию» 2016. День последний: Москва. Часть 16

144 days ago

Мы с Марианне ехали в одном купе, и нам повезло с соседями: одно место было не занято, а на втором расположился приятный пенсионер, бывший военный из Воркуты. Поначалу он меня уверял, что в соседнем купе едут прибалты. В соседнем купе ехали Андреас, Кнут, Уле и Эммануэль. Наш сосед никак не хотел соглашаться с тем, что они из Норвегии. И сдался только после разговора с Марианне, которая раскрыла карты и рассказала, что я преподаватель, а она и «прибалты» мои студенты.

Рано утром 3-го июля мы прибыли на Павелецкий вокзал. Уле сразу с нами попрощался — он оставался в Москве ещё на пару дней.

Павелецкий вокзал

А остальные поехали на метро на Белорусский вокзал, чтобы положить вещи в камеру хранения и в приятном налегке провести оставшиеся до самолета часы.

Московское метро в наши дни перестало быть только средством передвижения:

Зоя и Марианне в метро
Кнут в метро

Камеры хранения на Белорусском вокзале под землей в длинных катакомбных коридорах. Ни лифта, ни эскалатора, ни ещё каких-то сооружений в соответствии с требованиями доступной среды я не приметила. Подземелье освещено крайне скупо. Все попадавшиеся нам двери были герметично закрыты. Наконец одна из дверей открылась, и в ней показался молодой человек. Мы сдали наши чемоданы ему на хранение. На всякий случай я спросила, будет ли открыто к моменту нашего возвращения. Молодой человек обиженно объяснил, что они работают круглосуточно, а закрытые двери – так что ж, нельзя и в туалет отлучиться, что ли?

Позавтракать мы чуть не пошли в «Пончики», но там оказалась бумажка на закрытом окошке: «Буду после 12». Мы направились в «Costa coffee», и тут Кнут обнаружил, что его мобильник остался в поезде. Пошли мы с ним к дежурному по вокзалу, объяснили, в чем дело. Дежурный записал номер моего телефона и сказал, что позвонит, как только сам выяснит ситуацию с нашим поездом и там ли телефон.

Мы пошли в кафе.

Costa coffee

Телефон не звонил. Мы вышли из кафе. И только когда дошли до середины привокзальной площади, у меня в сумке зазвонило. «Добрый говорит». Добрый – такая фамилия была у нашего дежурного. Он в самом деле оказался добрым для нас. Телефон нашелся. Осталось только забрать. Мы поехали обратно на Павелецкий.

Познакомились с дежурной по Павелецкому вокзалу. Она объяснила, что наш поезд на запасном пути. Туда нужно идти пешком по шпалам. При этом важно не попасть ногами на переходах в особо опасные точки, где пересекаются линии высокого напряжения. Чтобы мы не расслаблялись, дежурная рассказала нам про смертельные исходы. Один случился всего за несколько дней до нас: девушка опаздывала на поезд, побежала за ним и попала в такую точку. Дежурная так беспокоилась о нас с Кнутом, что даже проводила нас до путей и прошла с нами по ним некоторое расстояние, показывая, куда не ступать.

Когда мы дошли до следующей станции, мне стало очень лень идти дальше. Я набрала номер проводника, сообщённый мне дежурной по вокзалу, и попросила его прийти с телефоном к нам на станцию. По моим подсчетам это было совсем недалеко. Он пришел. Но не только с телефоном, а ещё и с желтой рубашкой. Которая оказалась моей. Поначалу я ее не узнала и отказывалась принять, но потом вспомнила, что она в самом деле моя, что я в ней была, когда села в поезд, а утром надела другую, а про ту совсем забыла. Попрощавшись с проводником, мы отправились обратно.

Knut на путях

Марианне и Андреас все это время терпеливо ждали нас в зале ожидания. Теперь, когда все наши принадлежности были снова с нами, мы поехали в «Библиоглобус».

Когда мы вышли из поезда метро и направлялись на выход, Андреас вдруг увидел девушку, с которой он учится в университете в Осло. Она торопилась на мероприятие «вышки», как она выразилась. «Вы знаете вышку?» – спросила она у меня. Мне не хотелось её напрягать объяснениями, и я сказала да, хотя понятия не имела что за вышка. Я, выросшая в СССР, привыкла думать, что вышка – это высшая мера наказания, когда подсудимого расстреливали. Молодая девушка, полная жизни, так радостно произносила это слово, что сомнений быть не могло: значение у слова другое. Теперь я знаю, что это Высшая школа экономики. И там девушка была на летних курсах. Всего-то навсего.

В «Библиоглобусе» мы до измеможения смотрели книги. Отоварившись, мы поняли, что надо подкрепить силы, и пошли в кафе, куда нас настойчиво приглашал громкоговоритель все то время, пока мы занимались книжками. Кафе оказалось в нижнем этаже.

Biblioglobus

После кафе мы отправились на Белорусский вокзал. Камера хранения была открыта, утренний молодой человек сдержал обещание: был на месте и выдал нам наши чемоданы. Эммануэль, который утром поехал на встречу со своим другом, ещё не возвращался, но мы взяли и его вещи тоже: они были записаны на квитанциях, которые были у меня. Теперь в программе были пончики. Их продавщица оказалась на рабочем месте. Андреас купил целый пакет сладкого товара у нее.

Пончики

Вернулся Эммануэль. Мы познакомились с его другом, очень милым молодым человеком, составившим мне компанию при проводах. Мои дорогие студенты сели в аэроэкспресс, а мы с другом Эммануэля стояли на платформе и нажимали кнопку на дверях, держа их с её помощью открытыми, чтобы до отхода поезда видеть лица Эммануэля и Андреаса, стоявших в тамбуре. Марианне вышла, чтобы обнять меня на прощание. Андреас и Эммануэль последовали ее примеру. Эммануэль предложил мне и своему другу не дожидаться отхода поезда. На это мы ему сказали, что это было бы не по-русски. Тогда он нам сказал, что и не по-французски тоже. Как мы похожи при всех наших непохожестях! В этот момент кнопка перестала подчиняться нашим нажимам — поезд начал своё движение в сторону Шереметьева.

Так закончилась летняя практика 2016-го года. И мои о ней рассказы.

ЗАН

---

«Курс на Россию» 2016. Воронеж - день последний. Часть 15

149 days ago

По-шведски

Второе июля. С утра жаркое солнце. После занятий — сначала с Марианне, потом с группой «Кнут-Эммануэль -Уле-Андреас» — пошли исполнять желание Марианне. В магазине, где желание исполнялось, познакомились ещё с одним воронежцем, имевшим отношение к Скандинавии (первым был доктор больницы — доктор знает исландский язык). Им оказался вахтер, дочь которого вышла замуж за шведа и живет в городе с названием, никогда ни мной ни Андресом не слышанном. Андреас сказал, что «звучит по-шведски». Для меня оно по-шведски не звучало. Но тут я вспомнила, как во время оно, прожив год или два в Норвегии, приехала домой. К папе пришел товарищ по работе, и они стали обсуждать историю исчезновения сына одного своего сотрудника и слухи вокруг этого исчезновения. Кажется, сын был моряком и пропал в Бермудском треугольнике. Родители пробовали всё, что могли, чтобы узнать, где он и что с ним, но никакие попытки дела не проясняли. То появлялся слух, что его видели там, то тут. Один из слухов был такой: его видели в Швеции в городе Лулео. Это Лулео сильно меня забавляло, к тому же звучало ну абсолютно не по-шведски! Не может быть такого города в Швеции, сказала я тогда, чувствуя себя авторитетом в скандинавских названиях. Но он есть, этот город Лулео! Моя самоуверенность в тот день была поколеблена. В воронежском магазине я не стала перечить Андреасу.

Stolle

На ланч мы пошли в то самое кафе, где ели пироги в первый день. Было вкусно.

Stolle

Краеведческий музей

Подкрепившись, отправились в краеведческий музей. По дороге я решила уточнить у попавшейся навстречу симпатичной девушки, туда ли мы идем. Девушка сияюще подтвердила: туда. Но не уходила, а пошла рядом и стала задавать мне вопросы о том, где я обычно покупаю еду и довольна ли я своими покупками. Я сказала как есть: покупаю в кафе и в ресторане и в основном довольна. Она тоже была довольна и попросила меня заполнить анкету. Её не смутил мой домашний адрес в гостинице «Азимут». Я только надеюсь, что ее работодатели зачли ей потраченное на меня время.

Музей оказался большим кирпичным зданием первых лет 20-го века с мраморными лестницами в стиле эклектики – как дворец Белосельских-Белозерских на Невском проспекте в Петербурге. Когда служительница музея нам сообщила, что до революции это была школа для слепых детей, Кнут задался вопросом: «А зачем им мрамор?» Музей – одно из немногих в городе, избежавшее прямого попадания бомб во время войны, здание. Пахло не то мышами, не то старыми вещами. Было душно.

Стерлядь

Мы осмотрели все этажи, ознакомились с чучелами животных и картинками рыб. Нашли даже картинку с описанием стерляди – эту рыбу мы ели в ресторане. Она, оказывается, занесена в «Красную книгу».

Стерлядь

Карта 16-го века

Было много карт. На одной из них — «Русское государство и Крымское ханство в первой половине XVI века» — я ясно увидела, почему Галковский может говорить о татарских предках поляков: Великое Княжество Литовское и Крымское ханство имели общую границу. А там, где сходятся Литва и Крымское ханство с Русским государством, сидела Сечь. Вот отчего так легко было казакам устраивать тендеры на свои услуги и выбирать лучшее и выгоднейшее предложение, от кого бы оно не поступило: от татар, ляхов или русских:

Карта 16 в.

На востоке границы нет. Там Дикое поле. Оно ничье. Даже с колбасой Большой Ногайской Орды, упёршейся в берег Хвалынского моря (Каспия) слева от устья Волги, и с Астраханским ханством, размазавшимся по обоим волжским берегам. Границы последнего — граница владений гоголевского Ноздрева («все, что ни видишь по эту сторону, все это мое, и даже по ту сторону … тоже мое»). На карте современные названия. А ведь во времена Ивана Грозного Азовское море звалось Сурожским, как митрополит РПЦ в Лондоне, а Черное – Русским. Но создатели карты, видимо, заботились о нас, современных посетителях музея, и написали, как нам понятнее.

Крюйс

В одном из залов попался портрет Крюйса. Уле и Крюйс земляки — родной город Крюйса Ставангер. Уле рассказал, что настоящая фамилия Крюйса – Ульсен (Olsen), а это так же экзотично, как Иванов или Петров. И кем он только ни побывал, этот Ульсен, закончивший дни свои Корнелием Ивановичем Крюйсом в Петербурге! Был он и пиратом, и работорговцем, и капитаном дальнего плавания — аж до Кубы доплывал. В Нидерландах, где Крюйс служил в Адмиралтействе, нашел его Петр Первый, позвал в Россию и сделал адмиралом. Воронеж был первым местом службы адмирала делу Петра. Крюйсу принадлежат черновые эскизы первого русского линейного корабля «Гото Предестинация» («Божье Провидение»), который восстановлен в 2014 году и который мы осмотрели до поездки в Краснолипье.

Крюйс

Бабы половецкие

Во дворе музея оказались половецкие каменные бабы – свидетельницы присутствия половцев, с которыми то дружил, то враждовал князь Игорь Святославич, герой «Слова о полку Игореве» и оперы Бородина «Князь Игорь». Только вряд ли эти бабы танцевали половецкие пляски: у них были задачи не развлекать гостей зажигательными ритмами своей странной хореографии, а принимать жертвы и молитвы от путников. Стояли они высоко на курганах, перед ними останавливались и просили их помочь в трудном деле. И пусть не введет вас, мои милые читатели, в заблуждение слово «баба». Одна из «баб» – мужик. На моей айфоновой фотке это не очень понятно, но верьте моему слову: на голове «бабы» справа шлем – боевой символ мужчины.

Бабы

Скверик

Кнут и Андреас пошли в гостиницу отдыхать, а Эммануэль никак не мог расстаться с музеем, и у меня оказался свободный час (мы договорились позже встретиться в храме Благовещения). Я решила сходить в галерею, где уже побывали Андреас и Эммануэль. Проходя по скверу вдоль Революционного проспекта, почувствовала себя 14-летней школьницей: такие же скамеечки вдоль дорожек, на них сидят почти так же одетые молодые и немолодые люди, как в моем севастопольском отрочестве. Мне тоже захотелось посидеть с ними, но я себе этого не позволила. А зря, потому что время, как оказалось, у меня было. Когда я наконец дошла до галереи, выяснилось, что выставка закрыта из-за жары. Пришлось мне удовлетвориться покупкой альбома.

Художница Елена Андреевна Киселева

Эммануэль мне рассказал, что в галерее есть работы художницы Киселевой, которая очень известна во Франции, добавив, что его тёти-художницы работают в ее стиле. Мне Киселева была совсем не известна. В галерею я не попала. Моё знакомство с творчеством Елены Андреевны началось с обложки купленного мной альбома: с «Портрета Маруси»:

Маруся

В моём альбоме всего 6 ее картин. Из 40 хранящихся в запасниках музея. Почти все они – дар самой художницы музею. Но не было бы никакого дара, если б в 1960-е годы сотрудница музея Маргарита Лунева случайно не обнаружила в письме Репина упоминание о Киселевой.

Google – наше всё сегодня, и вот что это всё мне открыло. Киселева была дочерью математика из Воронежа и женой математика из Житомира. Ее отец – автор того знаменитого учебника по геометрии, по которому учились поколения русских людей. Ее муж – ученый-математик Билимович, профессор Белградского университета в Сербии. Правда, до Белграда им удалось добраться только в 1921 году, а до этого была Одесса, революция, бег из большевистской России. С Билимовичем была долгая жизнь, в которой было много всего, но не было времени творчеству. Оно оказалось в той, кончившейся с революцией жизни, в которой она была сначала ученицей воронежской Мариинской гимназии и школы рисования иконописца Соловьева, потом слушательницей Бестужевских высших курсов в Петербурге и студенткой Императорской Академии Художеств, ученицей Ильи Репина. Она была первой женщиной, которой Академия предоставила командировку заграницу. Заграницей был сначала Париж, потом Италия. «Троицын день» – ее дипломная работа в Академии:

Троицын день

Красный цвет заполонил картину, троицкая зелень молодой травы и берёзок леса чуть видна. Между красными юбками и головными уборами белые рубашки и молодые девичьи лица с румянцем на щеках. Шесть девушек – шесть портретов, шесть характеров. Женский портрет – любимый жанр Киселевой.

Храм

Храм, в котором мы договорились встретиться, – совсем новый, построен в 2009. Там есть мощи святителя Митрофана чудотворца, митрополита Воронежского и может быть единственного духовного лица, дававшего немалые суммы Петру Первому на кораблестроительные прожекты. Храм не просто большой. Он огромный. Построенный в городском саду, он не ограничивается своими стенами, а охватывает собой всё пространство сада.

Кафедральный собор Воронежа

Своей величественностью и своим местоположением в городе он похож на Пантеон и Sacré-Couer в Париже. Я долго поднималась по лестницам, чтобы попасть на вечернюю службу: храмов два в одном, служба была в верхнем. В храме долго искала юбку: на привычном месте у входа не оказалось. В храме есть для этого дела специальный шкаф с дверцами и распорками, на которых висят юбки. И не абы какие, а все стильные, предназначенные для изящных воронежских девушек с тонкими талиями. Еле нашла на свои бедра. Храм оборудован звукоусилителями. Что мне вообще говоря несколько мешало. Но не Андреасу: от пения хора у него мурашки пошли, как он потом рассказал.

Х.Л.А.М.

Когда я планировала поездку, я наткнулась на галерею современного искусства и ночной клуб с интригующим названием Х.Л.А.М. Имеется ли расшифровка букв или это просто возведение обычного хлама в ранг аббревиатуры – я так и не узнала. Между музеем и поездом у нас оставалось часа два, и мы пошли в Х.Л.А.М. Мы были единственными посетителями. Мы сели за длинный стол под навесом так, что просматривался двор с не требующим раскодирования хламом.

ХЛАМ

И вдруг заиграла музыка. Я никогда раньше этой мелодии не слышала, но первые такты проигрыша меня купили с потрохами. За проигрышем последовал голос. Эммануэль и Андреас отлично знали эту песню – они подпевали певице. Подошла девушка и спросила, что мы будем заказывать. Жарко было невыносимо. Мохито и овощи – это было именно то, что нужно.

Зоя, Эммануэль и мохито

Песня кончилась, я не спросила, кто ее пел и как она называлась. Я думала, что, запомнив пару слов, я найду потом в Интернете. Но случилось так, что до августа у меня не было ни секунды для поисков, а когда я вернулась в Осло и решила привести в исполнение свой план, оказалось, что не помню ни полслова.

Эврика!

Но иногда жизнь делает не только подарки, но даже и показывает источники их. В августе Андреас поехал в Томск. Так случилось, что цитата из песни, слышанной мной в первый раз в Х.Л.А.М.е, оказалась кстати в его ситуации и он написал ее на своей странице в FB. И по ней я и нашла песню. И даже видео на YouTube. Но поскольку там, в Х.Л.А.М.е видео не было, я здесь помещаю ссылку без него, просто с заставкой:

Отъезд

Из гостиницы мы на двух такси доехали до вокзала слишком быстро. К поезду не пускали. Народ стоял около решетки, отделяющей перрон от привокзальной площади. Мы стали со всеми. Было не очень ясно, там ли мы стоим. Почему-то никто не входил в здание вокзала. Мне стало несколько подозрительно все это, и я попросила Андреаса сходить на разведку. У него создалось впечатление, что надо пройти через туннель. Мы так и сделали: вошли в вокзал и спустились в туннель. А там посреди длинного туннеля стоял стол, по обе стороны которого были установлены решетки-детекторы. За столом сидело двое мужского рода. Один в форме полицейского, второй просто так. Тот, что в форме, пробовал дирижировать народной массой и подбадривал ее не обходить детекторы. Кто-то даже слушался. Не уверена, что эти детекторы работали. Полицейский уже довольно хорошо принял на грудь. Но держался. Если бы Кнуту не пришло в голову его спросить о пользе детекторов, я бы может и пребывала бы в сомнениях насчет принятого на грудь. Но после диалога сомневаться не приходилось.

Мы вернулись из туннеля и увидели, что поезд наш стоит на первом пути.

У поезда в Воронеже

Мы нашли наш свой вагон

Наш вагон

и поехали в Москву.

ЗАН

Kurs for Russland 2016

Innspill

---

« Older